Kotya67 (gerda_dog93) wrote,
Kotya67
gerda_dog93

Category:
  • Mood:

Газнийский батальон

                                                     Все фото и материалы на сайте размещены с разрешения сотрудников музея
                                                                                           памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
                                                                                  и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.







О. Кривопалов


«ГАЗНИЙСКИЙ БАТАЛЬОН»




1555527_20130413151251


…Что такое Газни?

    Это административный центр одноименной провинции Афганистана, располагающийся на высокогорном плато с трех сторон окруженный горными хребтами. В городе проживает 32 тыс. жителей. По традиции это местный центр торговли и ремесел (здесь развито изготовление шуб из овчины, а также производство медной посуды.) Населенный пункт - без намеков на планировку, дома одноэтажные глинобитные или из сырцового кирпича, с плоскими крышами. Застройка в основном плотная. Улицы узкие, грязные в дождь становятся малопроходимыми. Санитарное состояние из рук вон плохое. Водой население снабжается из бурной речки шириной менее десяти метров, глубиной 0,5-1метр.



Газни 20


    Наш 177 отдельный отряд специального назначения (в/ч пп 43151, позывной «Лаура») пришел в провинцию Газни весной 1984 года с целью перекрытия основных караванных маршрутов из лагерей оппозиции на территории Пакистана.

    До этого местом его постоянной дислокации было знаменитое Панджшерское ущелье, город Руха, где он являлся первой советской частью, вставшей постоянным гарнизоном. Там боевая деятельность батальона была мало связана с его прямым назначением, но именно в Панджшере он закалился в боях. Как известно, в том районе состоялось шесть крупномасштабных операций. Самой громкой за всю - афганскую войну стала операция 1982 года. По ее итогам, заместитель главного советского военного советника в Афганистане генерал-лейтенант Д. Г. Шкруднев, в частности, сказал: «Боевые действия войск по уничтожению мятежников в районе Панджшера нельзя сводить к обычной акции по уничтожению бандформирований. Если в операциях, проведенных до этого времени, войска, как правило, имели дело с одной или несколькими объединенными в группу бандами, не имеющими определенного, заранее разработанного плана ведения боевых действий, то в Панджшере мы встретились с заблаговременно подготовленной, хорошо продуманной
системой обороны и огня в горах, хорошо обученными, отличающимися высокой стойкостью, довольно многочисленными бандформированиями противника, объединенными единым командованием и единым планом действий. Поэтому эту операцию нужно отнести к разряду войсковых, проведенных в сложных условиях высокогорья... Подобного рода боевых действий с применением таких сил и средств наши Вооруженные Силы не имели с 1945 года...».



Ахмад


    В Панджшере полновластным хозяином ощущал себя Ахмад Шах Масуд, возглавлявший отряды «Исламского общества Афганистана» (ИОА). В обширной долине реки Панджшер, протянувшейся на 70 километров при ширине 12 километров, простирающейся вплоть до пакистанской границы, имеющей огромное количество пещер, нор, ущелий, перевалов, господствующих высот, проходов, прилегающих к основной долине и имеющих свободный выход в различные районы и на основную автомагистраль, соединяющую Кабул с СССР через перевал Саланг. Именно поэтому Панджшер, к тому же имеющий значительные богатства изумрудов, рубинов и лазуритов, позволяющие мятежникам свободно ими торговать и закупать необходимое вооружение, боеприпасы и снаряжение, и был избран для размещения так называемой центральной партизанской базы Ахмад Шаха. Он создал здесь хорошо оборудованную систему обороны, огня и управления мятежными силами, действующими на огромной жизненно важной территории.

    Было решено подготовить и провести крупномасштабную операцию для уничтожения существующей там базы мятежных формирований.

    Общим замыслом боевых действий предусматривалось нанесение главного удара по противнику в долине реки Горбанд. Решающую роль должны были сыграть тактические воздушные десанты с одновременными действиями сухопутных войск. В общей сложности привлекалось 12 тысяч воинов.

    Общая глубина операции доходила до 220 км., ширина полосы наступления с учетом действий артиллерии и авиации - 60 км., продолжительность операции –13-15 суток.



Raphael-Olivier-Charikar-Afghanistan


    К концу дня 15 мая первые советские части, совершив марш, сосредоточились в районе Чарикара. К этому времени на аэродром Баграм начали прибывать десантируемые части. Действуя согласно плану, в ночь на 16 мая наши разведчики (в том числе и 177 ооСпН) захватили почти без боя все господствующие высоты у входа в долину Панджшер. С 4 часов утра 17 мая началась крупномасштабная Панджшерская операция. Вначале был нанесен мощнейший авиационный и артиллерийский огонь на максимально возможную глубину занимаемой противником территории, затем состоялось его уничтожение сухопутными войсками в долине, и массовыми десантами на пути отходящих и подтягивающихся группировок мятежников. Очень помог захват разведчиками господствующих высот.

    В операции участвовали 104 советских вертолета и 26 самолетов, а также часть афганских машин. Были высажены 4200 десантников. В долине решительно действовали мотострелковые дивизии. При этом батальоны шли по горам, при поддержке артиллерии и вертолетов захватывали высоты, ущелья, тропы, выходящие к долине, и прикрывали продвижение передового полка, двигавшегося по долине на БМП и БТР.

    Не надо думать, что люди Ахмад Шаха не оказывали сопротивления. Оказывали, и еще какое! Оборона в горах Гиндукуша была организована на уровне регулярной армии, а фанатичность мятежников, пожалуй, превосходила все то, с чем ранее сталкивались наши солдаты. Практически боролись две отменно обученные армии.

    Наши разведчики и десантники, закрепившись на отбитых высотах, основными силами вели бои на окраинах и в населенных пунктах, где застигнутые врасплох «духи» пытались вырваться из окружения, вступая даже в рукопашные бои. Едва темнело, как они отчаянно начинали штурмовать высоты, стремясь вернуть утраченное преимущество. Несколько сотен моджахедов с диким устрашающим ревом то и дело бросались на наших ребят. Но спецназовцы держались стойко, отражая
«психические» атаки.

    Все ли удавалось нашим войскам в ходе операции? Конечно, нет. Фронтальное наступление по отдельным направлениям подчас не приводило к успеху. «Утюжка» артиллерией в горах себя не оправдала. Тактика и формы маневра постепенно менялись. Главным было захватить господствующие высоты. Это делали вертолетные десанты и так называемые обходящие отряды. Но они часто не достигали желаемого, то и дело утыкаясь в скалы и глубокие ущелья, которые не могли преодолеть. Приходилось возвращаться назад и искать обходы. Позарез требовались специальные альпинистские подразделения, а их не было. И здесь афганская природа проверяла наших спецназовцев на выносливость и психологическую устойчивость. Разведчики были вынуждены около 20 суток действовать в очень тяжелых условиях высокогорья на высотах 3-4 тысячи метров, как правило, в пешем порядке, с полной боевой выкладкой до 40 кг. Неясность обстановки, когда не знаешь, откуда последует нападение, давила на психику разведчиков. Потеря в весе у разведчиков за неделю в горах составляла до десяти кг.



afghanistan(Panjshir_5)_fa_rszd


    Особенностью было и то, что впервые десанты пролетали через перевалы на высоте до 5000 метров, впервые им подавались боеприпасы, вода, продовольствие на высоте до 3500 метров. Не все здесь было отлажено, грузы сбрасывались с 70—100 метров, часть их утрачивалась, емкости с водой разбивались.

    Разведданные, без которых нечего было и мечтать о выполнении операции, в определенной степени подтвердились, но далеко не все. Многое в обороне осталось не выявленным. Как самокритично признал тогдашний заместитель начальника разведки армии подполковник И. П. Иваненко, «...из-за отрывочных и часто противоречивых данных, а также их несвоевременного получения разведке армии не удалось выявить местоположение руководства бандформирований во главе с А. Шахом и обеспечить его захват». Но эти и другие промахи и просчеты в конечном результате не повлияли на исход Панджшерской операции.

    «В ходе операции мы уничтожили несколько тысяч мятежников, — подытожил НШ армии генерал-лейтенант Н. Г. Тер-Григорьянц, — многих пленили и отправили в Кабул. Наши потери оказались незначительными, вот только раненых, в основном в ноги, было достаточно много. Взяли огромные трофеи, особенно боеприпасы. Склады Ахмад Шаха были забиты продовольствием, прежде всего пшеницей и сахаром. Раздали его жителям Панджшерской долины».

    Операция закончилась, и встал вопрос, что делать? Как стало известно, руководство контрреволюции бросило клич: отомстить советским воинам при их выходе из Панджшера. Часть уцелевших мятежников притаилась в пещерах, норах, трещинах скал и совершала внезапные нападения на наши подразделения. Это требовало повышенной бдительности и крайней осторожности от спецназовцев, которые прикрывали выход советских войск. Именно эта операция убедительно показала командованию армии необходимость пересмотра способов оперативного применения в условиях ДРА спецназа. Впоследствии во многом благодаря успешным действиям спецназа против отрядов полевого командира Ахмад-Шаха Масуда, мятежники пошли на перемирие в этом районе, но и потери отряда составили там около 30% от всех потерь за 7 лет пребывания в Афганистане. Например, только за 1982 год отряд потерял убитыми 50 человек и двое пропали без вести. Начальник разведки сухопутных войск генерал-лейтенант Ф.И. Гредасов о том драматическом периоде вспоминал:

    «Думаю, что здесь уместно сказать о подвиге офицера-разведчика В.Г. Радчикова из 177 ооСпН. У него в Панджшере в результате подрыва на минном поле в бою были оторваны ступни обеих ног. После излечения в госпитале Валерий нашел силы и мужество вновь пробраться в Афганистан. Долго просил командующего войсками ТуркВО Ю.П. Максимова оставить его в Афгане, направив его в свою родную роту, «ребята которой» вынесли его с поля боя. И все-таки Юрию Павловичу пришлось уступить. Радчиков с честью выдержал все немыслимые физические и нравственные испытания и трудности, участвуя в боевых операциях и преодолевая на протезах в горных тропах завалы, чтобы вновь утвердиться в жизни и продолжать военную службу. Мне лично пришлось докладывать маршалу С.Л. Соколову о нем. Как-то прибыв в штаб 40 ОА, Сергей Леонидович лично увидел Валерия в тот момент, когда тот упорно преодолевал крутые лестницы дворца Топайи Таджек, направляясь на службу в разведотдел армии. Позднее Радчиков успешно окончил военную академию. В звании полковника погиб в автомобильной катастрофе».



Пандж


    Но батальон мало находился на одном месте. То и дело подразделения отряда выполняли частные боевые задачи по реализации разведданных во многих провинциях Афганистана. Так памятным для разведчиков стало 13 января 1984 года, когда усиленная рота отряда с приданным танковым взводом и двумя ротами афганской республиканской армии блокировали кишлак Вака в районе Суруби. Как позднее пояснял руководитель той операции, командир отряда подполковник В. Квачков им была поставлена задача обнаружить и захватить караван с оружием и боеприпасами. Однако агентурные данные не подтвердились, а спецназовцы наткнулись на крупное вооруженное бандформирование, с которым вступили в бой. В момент окружения отряда превосходящими силами моджахедов, афганские военнослужащие самовольно оставили указанные им позиции и ушли. Полтора суток наши разведчики вели неравный бой в окружении и только поддержка советской артиллерии и авиации позволила отряду выйти из района боевого столкновения, потеряв при этом четырнадцать человек убитыми. Вскоре после этих событий подполковник В.А. Грязнов, заменивший раненого и контуженого командира отряда, успешно
завершил передислокацию его на новое место в высокогорный район под Газни. В ноябре 1984 года капитана Б.М. Кастыкпаева сменил майор десантник Вячеслав Васильевич Юдаев (скончавшийся от ран в мае 1987 год в Пскове). Это было сложное время замен офицеров и начала большой кадровой неразберихи.

    За лето и осень 1985 года в отряде произошла ротация кадров, в результате чего сменился почти весь офицерский состав, включая комбата и всех его заместителей. Сложилась ситуация, когда основная масса офицеров того штата отряда до службы в Афганистане не имела, за редким исключением, ни малейшего понятия о специфике действий войск специального назначения.

    Гредасов Ф.И. вспоминал: «Вся эта чехарда с оргштатной перетряской частей и соединений спецназа свидетельствовала о недооценке командованием в тот момент роли и значения специальных форм боевых действий».

    Большую роль в улучшении качества командного состава сыграл факт передачи отряда в состав 15 бригады специального назначения под командованием комбрига подполковника Владимира Матвеевича Бабушкина, штаб которой был передислоцирован из Чирчика в Джелалабад. Как показало время эта реорганизация пошла на пользу делу и придала действиям разведчиков большую осмысленность. В батальон начали приходить офицеры, большинство из которых уже имело опыт службы в частях специального назначения. Некоторые из них пришли на повышение из воюющих в ДРА отрядов спецназ.



Газни 12


    Посильную помощь командирам в воспитании личного состава и поддержании морального духа, укрепления воинской дисциплины оказывали старший лейтенант В.М. Емельянов, майор М.З. Муратов, капитаны В.А. Бондаренко, В.А. Мовенко, майоры В.В. Волош и И.Б. Мясников, которые в разные годы являлись замполитами отряда.

    Обустроившись в Газни, с началом холодов батальон приступил к выполнению своих основных задач. Холодная зима наложила свой отпечаток на специфику боевой деятельности отряда. В это время она сводилась к облету местности с воздуха досмотровыми группами да редким выходам на поиск и уничтожение складов. При подъеме в горы, окружающие плоскогорье, группы спецназ, высланные для проведения засад, особо страдали от холода. Разведчики жаловались, что к утру
полуторалитровые фляги с водой промерзали почти на треть, как их ни пытались уберечь от мороза. Приходилось раздалбливать лед через горлышко шомполом.

    Из-за сильных снегопадов горные перевалы были непроходимы для автомобильной техники «духов», а вьючные караваны в этой местности встречались редко. Ведь провинция Газни находилась в глубине страны, и тащить оружие и боеприпасы в такую даль на верблюдах командование мятежников, по-видимому, считало нецелесообразным.



Газни 03


    Зима угнетающе действовала и противника, духи в это время года не предпринимали интенсивных действий. Разведчики шутили по этому поводу, что у нас с мятежниками зимнее перемирие до весны. В этой связи отряд занимался разведкой на себя, а основным видом боевых действий стала чистка кишлаков и базовых районов противника в горах силами всего отряда.

    Кроме нашей спецназовской части, недалеко, в пятистах метрах друг от друга были расположены 191 отдельный мотострелковый полк, а также медико-санитарный батальон. В двенадцати километрах от отряда находился полевой аэродром 239 смешанной вертолетной эскадрильи.

    Что представлял из себя наш военный городок, или, как принято тогда было говорить, пункт постоянной дислокации (ППД)?

    Он располагался на ровном плато у горы Пачангар высотой 2424 м. над уровнем моря. Лето на плоскогорье стояло жаркое. Температура воздуха днем составляла 25-30 градусов, ночью 20-25, что существенно отличалось от субтропического климата Джелалабадской низменности и переносилось легче. Растительность была очень скудная, в основном засухоустойчивые травы (полынь, ковыль, типчак). Правда вблизи афганских населенных пунктов росли и сады, и виноградники.

    Городок мало изменился с первых лет размещения здесь отряда. Личный состав жил в стандартном палаточном городке. Перед палатками подразделений стояли уставные грибки дневальных, бойцы были одеты и зимой, и летом в бронежилет и каску. Разведчики войск спецназа бронежилеты не носили никогда, а вот для дневальных и часовых они выделялись. Солдаты их ненавидели, поскольку они были тяжелы. Летом грели как сковородки, а толку было мало, особенно когда работали снайперы.

    Со временем рядом с палаточным городком построили стандартное металлическое здание столовой и два щитовых модуля под штаб и общежитие офицеров. Недалеко за оградой из колючей проволоки размещался автопарк, где под открытым небом стояла боевая и автомобильная техника.



Газни 32


    Перед штабом отряда командиры и политработники силами местных умельцев поставили величественный памятник погибшим при выполнении боевых заданий, ставший одним из лучших в 15 обрСПН. Сто шестьдесят фамилий на его плитах напоминали о нелегком боевом пути, что прошел этот батальон по афганской земле. Ему пришлось с лихвой хлебнуть и пролить кровушки. Он был из тех самых первых легендарных, что называли «мусульманскими». Общеизвестно, что в срочном порядке его сформировали в Капчагае в Среднеазиатском военном округе на базе 22 бригады спецназ. 21 октября 1981 года его ввел в ДРА первый командир майор, а затем подполковник Керимбаев Борис Тукенович.

    29 октября 1981 года 177 ооСпН приступил к выполнению боевых задач в районе н.п. Маймене, затем в Рухе, Гульбахаре, и вот, наконец, с 1984 года в Газни…

    С июля 1985 по сентябрь 1986 года частью командовал майор Попович Алексей Михайлович.

    1 октября 1986 года батальон принял новый командир майор Блажко. Личность и обаяние этого мужественного и неординарного офицера сыграли особую роль в истории отряда. О нем следует рассказать подробнее. Подчиненные с любовью величали его на украинский манер - Батько Блажко. Называли так, потому что Анатолий Андреевич по национальности был украинцем. Корешки его рода пошли из села Гуменки Каменец-Подольского района Хмельницкой области, где живут его многочисленные родственники и поныне.

    Родился будущий легендарный командир спецназа 12 августа 1953 г., в семье профессионального военного в г. Самарканде, Узбекской ССР, куда забросила их судьба и приказ командира. Толик рос бойким мальчишкой с детства увлекающимся многими видами спорта. Но были и особые привязанности, например, он очень даже не плохо играл в футбол, сначала в команде юношей, в сборной города, а потом и области. Он был не по годам высок и спортивен, потому уже в 15 лет являлся штатным игроком сборной команды Самаркандской учебной дивизии по футболу. А через год, завершив учебу в школе, молодой спортсмен стал курсантом высшего танкового командного училища. О своей семье он с гордостью рассказывал: «Я вырос в военном городке, мой отец был прапорщиком, ветераном Великой Отечественной войны. Андрей Арсентьевич родился в 1924 году и после освобождения от фашистов Хмельницкой области был призван в армию. Войны на его долю хватило с лихвой, а в Чехословакии отец получил тяжелое ранение и эвакогоспиталем вывезен в Среднюю Азию. Там и встретился с моей матушкой Елизаветой Николаевной, ставшей ему женой. Жили молодые сначала в Ашхабаде, а после землетрясения, разрушившего город до основания, отца перевели в Самарканд, там и прослужили, почти всю жизнь. Мы с братом пошли по стопам отца и стали офицерами. Мне суждено было стать полковником, а брату подполковником железнодорожных войск».



83621313_DRAWEB_036


    Женат Анатолий Блажко на красивой женщине литовке Аурелии Антановне Валюте. Ее отец литовец, Антанос Владиславович Валюс, был категорически против брака дочери с русским офицером. «Я познакомилась с Анатолием Андреевичем, - вспоминает супруга Блажко, - на праздник 23 февраля. В тот момент я училась в школе культуры, а он служил в местной воинской части. Он мне понравился, как говорят, с первого взгляда. Образ настоящего мужчины у меня сформировался под влиянием популярного в то время польского фильма «Четыре танкиста и собака». Среди главных героев там был грузин Георгий, вот его образ мне запомнился и, как говорят, запал в душу. В молодости у Блажко было очень много похожего на этого киногероя. В общем, познакомились мы в тот памятный вечер, и он мне сразу же предложил выйти за него замуж. А мне тогда не было еще и восемнадцати. Мое знакомство с русским офицером резко осудили в училище культуры и даже вызвали родителей на помощь и разбирательства. Мой отец был просто шокирован моим выбором. Дело в том, что он и десять его родственников в свое время были репрессированы, получили длительные сроки, которые провели в Сибири. Так что понятно – все, что было связано с Россией, вызывало у него лютую неприязнь. Я тогда девчонкой была и не очень разбиралась в воинских званиях, поэтому как бы выходила замуж за солдата, а Толик гордо тогда меня поправил: «Я не солдат, я, старший лейтенант Советской армии!».

    Напор семьи я выдержала, высказав свои убедительные аргументы, что этого человека я люблю, и он будет моим мужем. Отец уступил, после чего вся наша родня дружно и мирно сыграла нам настоящую национальную литовскую свадьбу, а после свадьбы мы жили некоторое время на хуторе Гильчай. К тому времени я уже закончила школу культуры, а потом в 80-м году Блажко перевели на Север в Печенгу, где у нас родился сын Олег. У Анатолия чисто мужской характер, с ним нелегко жить, но он дома совсем другой, чем на службе, и об этом знаю только я. Знаю, как на него повлиять, он бывает резок, сначала вспылит, а затем сделает все, что у него просишь.

    Характерно, что он до сих пор тоскует об Афганском времени. Это самый дорогой период в его жизни. Сейчас, когда бывает спит плохо, я его на утро спрашиваю: «Что тебе приснилось?».

Он отвечает: «Война».

- Какая война?

- "Афганская".

    По чистой случайности, профессиональный танкист, инженер по эксплуатации бронетанковой техники и автомобилей попал служить в разведку. А произошло это в Прибалтийском военном округе, где кадровики в сентябре 1979 года назначили старлея командиром разведывательной роты 287 гвардейского мсп 3 гвардейской мотострелковой дивизии. Это решение оказалось судьбоносным. В восьмидесятом году он командует разведывательной роты 19 мсп 131 мсд 6 общевойсковой армии ЛенВО. С должности начальника разведки полка в августе 1982 года Блажко переезжает в Москву на учебу в Военную академию бронетанковых войск им. Р.Я. Малиновского. После выпуска он получает распределение на Дальний Восток, где с июня 1985 по октябрь 1986 командует отрядом специального назначения в Уссурийской бригаде спецназ. А потом начинается его Афганская эпопея. Именно в ТуркВО состоялось его восхождение в спецназе, он оказался востребован - возглавил отряд, а позднее соединение спецназначения. Прослужив два года в Газни, он уже ждал замещика, когда неожиданно был приглашен на беседу к начальнику штаба армии генерал-майору Ю. Грекову. В кабинете, кроме него, находился начальник направления ГРУ Герой Советского Союза полковник В. Колесник. Начальник штаба армии предложил комбату остаться на третий год.

- Хорошо, я согласен, - ответил Блажко, - но у меня одно условие.

- Какое еще условие? - побагровел Греков. - Ты, что о себе думаешь? Какие еще условия можешь нам ставить?

- Пусть выскажется, - остановил начальника штаба сдержанный полковник Колесник.

- Я прошу разрешения съездить на две недели в отпуск в Союз. - сказал Блажко.

- Нет вопросов, - сразу сменил тон Греков.

После отпуска подполковник Блажко А.А. вернулся в родной 177 отряд, который с мая 1988 года передислоцировался на аэродром г.Кабула и вел засадные действия против моджахедов в окрестностях столицы. Им же отряд был выведен из Афганистана. При этом, следует отметить, что отряду была доверена честь прикрывать выход командарма генерала Громова Б.В. За мужество и героизм, умелое руководство подразделениями отряда полковник Блажко А.А. был награждён тремя советскими боевыми орденами («Красного Знамени», и двумя «Красной Звезды»). Афганское правительство отметило мужество и заслуги советского комбата высшим военным орденом Красного Знамени ДРА.


выв
Tags: Афган, Память
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments